Остаёмся зимовать

Холодно, граждане. Холодно и неуютно. Отшумели оба Рождества и Новый год. Все проспались, подлечились, доели оливье, снова настроились на рабочий лад. Сейчас последней праздничной искоркой промелькнёт Старый Новый год, и нас на месяц накроют серым свинцом обычные дни календаря. Через месяц сквозь эту серость проглядывает ванильно-розовое пятнышко дня св. Валентина, сердечки да конфетки. Многие в этот зимний день хоть немного согреют друг друга. Кое-кому будет даже жарко.

Но это ещё через месяц, а тепла хочется уже сейчас.

Многие по новогодней инерции продолжают согревать себя разными напитками. Мы сейчас про взвары и сбитни, конечно же 😉 Самое время переходить с горячительных напитков на согревающие.

Ещё можно согреть себя изнутри, вдарив по острому. Обмануть свои рецепторы, которые реагируют на острое, как на горячее. Заставить тело думать, что во рту у нас теплится лампадка. Или что в желудке проснулся древний вулкан, и хлынувшая лава вот-вот прожжёт в вашем теле ещё одну дыру. Что закажете, то и привезём. 

Зануды придумали высчитывать остроту по заумной химической формуле, на хроматографе и ещё бог знает как, но практика показывает, что самые точные приборы всегда находятся у нас с вами при себе. Это наши органы чувств. Намётанный глаз мастера видит отклонения от горизонтали с точностью лазерного уровня, ухо дирижёра ловит каждую ноту каждой из пятидесяти скрипок, столяр на ощупь различает породы дерева. Для этого тоже есть занудное слово, “органолептика”, и именно так построена шкала для воображаемого пламени, что бушует у вас во рту.

Шкала оценки жгучести перцев. Шкала Сковилла.

Источник: deskgram.net

На нуле продукты, где остроты нет и быть не может. А верхние строки заняты серьёзными веществами, от которых полшага до боевых отравляющих веществ.

Всё самое вкусное и интересное, как обычно, расположено между.

Начинается всё невинно и беззубо, со сладкого болгарского перца. Мы можем доставить его вам из сотни заведений: болгарский перец есть в каждом греческом салате. И, разумеется, он такой сладкий, что на вкус скорее фрукт, чем овощ. Жгучесть, близкая к нулевой.

Подняться по шкале чуть выше нам поможет пепперони. Эту пиццу готовят в любой пиццерии в любом уголке мира. Название ей дала острая колбаса, которую используют для начинки, а колбасу, в свою очередь, назвали в честь разных слегка жгучих перчиков, в первую очередь пеперончини. Эти самые пеперончини и им подобные имеют примерно 300 очков по шкале Сковилла.

Ещё немного выше мы увидим зелёный перец халапеньо. Не очень острый, но очень вкусный, в наших северных краях он встречается в основном в маринованном виде. Любой местный повар почему-то считает, что добавление полудюжины колечек халапеньо даёт любому блюду право называться “мексиканским”. В самой Мексике это вариант для изнеженных девочек, особенно если семена удалить. От 2500 баллов по Сковиллу.

Перец халапеньо

На самом деле ключевой ингредиент мексиканской кухни — чипотле. Халапеньо вообще собирают зелёным, но если момент упущен, если халапеньо перезрел, набрал остроту и полностью покраснел, а выкидывать жалко — его собирают и пару дней коптят до состояния сухофрукта, получая чипотле. Нормальная повседневная мексиканская кухня, с дымным ароматом и жгучестью в 5-10 тысяч по Сковиллу, то есть в 2-4 раза острее халапеньо.

Перец чипотле

Для уличной еды в Мексике выбирают варианты пожёстче. Тропики, сами понимаете: антисанитария, насекомые, жара, — всё это свежести продуктам не прибавляет. Поэтому приправы выполняют ещё и функции консервантов и антисептиков. “Острое тут всё, и даже десерт”, как пел один из героев Гарика Харламова.

Один знакомый летал в Мексику по работе, и местный таксист, вёзший его из аэропорта, дал ценный совет. Когда подниметесь в номер отеля, говорит, возьмите рулон туалетной бумаги, и положите его в морозилку. Наш человек посмеялся, конечно, но положил. И благополучно забыл об этом, потому что в отеле меню вполне европейское, на мероприятиях их тоже кормят едой, адаптированной для гринго. Выходят они как-то с конференции, видят — на улице бабушка продаёт такос. Народ подходит, берёт, ест прямо на ходу, и по всему видно, что такос реально вкусные. Наш бледнолицый тоже позавидовал: ну как так, в Мексике побывал, а мексиканской еды не едал. Купил и съел. Тут-то ему бумага из морозилки и пригодилась.

Кайенский перец

Возможно, он напоролся на кайенский перец, которого много выращивают в Мексике. Жгучесть у него около 40 тысяч по Сковиллу. Именно из него делают соус “Табаско”. А может ему “посчастливилось” познакомиться с перцем Хабанеро (от 100 до 350 тысяч сковиллей). Автора как-то угостили таким, а он в свою очередь раздавал всем попробовать. Маленький кусочек в миллиметр толщиной у крепких с виду парней перехватывал дыхание.

Перец хабанеро

На другом конце земного шара, но на тех же широтах, что и Мексика, находятся Индия и прочие Юго-Восточные Азии. Для обеззараживания и сохранения пищи здесь применяются схожие методы. Например, ямайский жгучий перец, или чили сорта “птичий глаз” (100-250 тысяч сковиллей). Доходит и до экстремизма, как с сортами “перец-привидение” или “гадюка”, имеющими жгучесть до миллиона и более.

В Индии маленькие дети не морщась едят то, от чего суровых мексиканских герильеро пот прошибает.

У нас в Минске есть небольшой ресторанчик  “Май Тай”. Когда их гость просит, чтобы блюдо было острое — перед вами либо большой любитель тайской кухни, либо храбрый искатель приключений. Самая высокая степень остроты в этом заведении называется “как любит шеф” (сам он то ли с Филиппин, то ли со Шри-Ланки). На смельчака, заказавшего такую остроту, сбегается посмотреть весь трудовой коллектив. Официанту-новичку стоит надеть комплект химзащиты, прежде чем выносить такое блюдо. Закалённый персонал лишь слегка прищуривается. Люди за ближайшими столиками плачут от зависти и восхищения.

Хотите, привезём попробовать? Ещё пару дней после этого вы гарантированно не замёрзнете.

Собственно, мы с вами подобрались к верхней части шкалы Сковилла. Там у нас располагаются вполне себе промышленные сорта, типа “Тринидадского скорпиона”. Их выращивают люди в противогазах и защитных комбинезонах, и делают из них полицейский слезоточивый газ и краску для кораблей, чтоб ракушками не обрастали. Полтора миллиона единиц жгучести.

перец «Тринидадский скорпион»

Ещё выше идут растения, уходящие корнями прямиком в ад. “Каролинский жнец”, “Дыхание дракона” и непревзойдённый “Пеппер Икс” с его 3 180 000 баллов. Это уже результат гонки вооружений между селекционерами, неподготовленный человек может и кони двинуть от такой приправы. Тем не менее, находятся отчаянные, привычные к ультра острой пище люди, готовые поедать ЭТО на скорость. В 2016 году один упитанный парень с Ямайки за минуту съел 22 “каролинских жнеца”. Вид у него при этом был такой, будто из груди сейчас Чужой вылезет.

Источник: abc NEWS

Всё это адище он запил парой литров молока, и это лайфхак. Если вы всё-таки не рассчитали свои силы и горите заживо, не заливайте пожар водой. Выпейте молока, поешьте йогурта, или чего-нибудь кислого, лучше лимона или лайма.

Горячий привет и респект всем любителям острого.

Все те, кто улетел в тёплые края вместе с птицами — извините, в Пхукет и на Гоа мы пока не доставляем. Мы тут для всех тех, кто остался; солнца нет, но вы держитесь. Если что — звоните, поможем вам согреться и взбодриться.

Перезимуем со вкусом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *