Карамель

They tease and excite
Take off and take flight
They shock and amaze*
(*«Они манят и волнуют, опускают на землю и возносят, шокируют и изумляют»).
Это из вступительной песни мультсериала про Аладдина, который все мы смотрели в детстве. В ней пелось про арабские ночи, но мы-то знаем, что восточные танцы, орнаменты и сладости вызывают тот же эффект. Халва, лукум, финики, пахлава, халеп, инжир и фисташки, и кнафе, и шербет… Вам тоже захотелось чего-то манящего, тающего во рту, ванильного, шоколадного, орехового
и карамельного? Седлайте свой ковёр-самолёт и…увы, увы, раньше мир был проще: не требовались визы, не нужно было согласовывать план полёта, да и ковры имели достаточную подъёмную силу.


Ладно, мы не можем по мановению руки очутиться на Востоке (одноименная станция метро не в счёт). Магомет не идёт к горе. Но это тот редкий случай, когда гора идёт к Магомету, и по одному вашему слову частица Востока может приехать к вам домой.
Из индийского бистро «Ом Намо» мы можем привезти вам джелеби, бесан ки борфи, гулаб джамун и кокосовый ладду. Не спрашивайте, мы сами не знаем, как это всё перевести. Знаем только, что всё это сладкое, вкусное, необычное и вегетарианское.

А ещё есть сеть магазинчиков «Карамель».

Это отдельная история. Там полно таких сокровищ, с которыми вы ещё 200 лет назад могли бы стать очень состоятельным человеком, а 400 лет назад – олигархом. У них есть такие специи, которые ценились даже не на вес золота, а дороже. Подозреваю, что за смесь из пяти видов перца европейские придворные повара того времени продали бы душу.

А кроме специй – сладости. Горки пирожных в корзинках на прилавке. Сам прилавок тоже состоит из отделений с зефиром и печеньками. Пёстрый восточный ковёр контейнеров с желатинками во всю стену.

Полагаю, что тысячи и одной ночи не хватит, чтобы это всё перепробовать.

Это не магазинчики, а волшебные пещеры из арабских сказок. Как и положено приличным пещерам, они находятся под землёй, и их охраняют добрые джинны или злые ифриты. С кем из них вы столкнётесь – зависит от пещеры и смены. Если Аллах будет к вам милостив, то за прилавком вас встретит продавщица-добрый джинн. Её улыбка — слоновая кость, а речи сладки, как мёд. Она расскажет, какой это сорт фиников, и посоветует вам самую вкусную халву. Можно даже не тереть лампу, она и так выполнит ваши желания, и не три, а столько, на сколько у вас хватит денег).

А желания у вас будут, о да.

Вы захотите чай от Сибири до Южной Африки и кофе от Гватемалы до Индии. Вы возжелаете мармелада, конфет, желатинок, цукатов, 100500 видов лукума и примкнувших к нему халеп султанов, пахлавы, лакрицы, трубочек, пирожных и и ещё вон тех орешков, и господи сколько же часов придётся это всё сжигать в спортзале :0
— Дайте мне штук семь эклеров, пожалуйста.
— О, вы как раз вовремя, их только что привезли! Вы с какой начинкой больше любите? А вот такую кунжутную халву пробовали? Её очень хвалят, тоже свежая поставка.

Да, в «Карамелях» стоят кофе-машины, сам Бог велел, чтобы в них был вкусный кофе. За стаканчик эспрессо лунго с вас возьмут рупь с копейками, и он вас не разочарует. Джинн подскажет, какой сорт они туда зарядили, и с радостью насыпет вам с собой пакетик такого же.
А может быть, вам не повезёт, и вы напоретесь на продавщицу-ифрита Встреча с ифритом вам не понравится, если только вы не ностальгируете по кондовому советскому сервису. У ифрита на униформе пятна, а на лице недовольство. Её взгляд пронзит вас насквозь, она с порога чует, зашли ли вы за покупкой или просто поглазеть. Ваш кошелёк взвешен, уже вычислена вероятность того, что вы украдёте какой-нибудь орешек, а на желатинковой стене огненный палец выводит «МЕНЕ ТЕКЕЛ ФАРЕС». Она хочет побыстрее со всеми вами покончить и вернуться домой смотреть телек на своей ифритской кухне.
— СКОЛЬКО ВЕШАТЬ ГРАММОВ?!!! — рычит ифрит, и кажется, что он может обжаривать кофе, просто присев на мешок с сырыми зёрнами.

Если не хотите рисковать и портить себе настроение – мы сделаем всё за вас. Наши курьеры знают волшебные слова, чтобы Сезам распахнулся и грозные стражи замерли, внимая. Наши ребята всякого повидали, хамский привет из доперестроечных времён их не смутит.

Тем более, что с тех же застойных времён сохранилось и кое-что действительно прекрасное. В «Карамели» полно заморских диковинок, но настоящие жемчужины их ассортимента – это простые, классические и родные нам вещи. Я говорю об их изумительных эклерах (полдюжины видов и все вкусны до невозможности, стая фудхантеров оценила) и — орешках со сгущёнкой. Это вам не какой-нибудь продукт сгущённый молокосодержащий, а лучшее в мире, густое, тягучее, кремовое олдскульное рогачёвское сгущённое молоко, счастье кубинских детей и советских полярников, уваренное до состояния мягкой ириски и спрятанное в восхитительную оболочку вафельных полусфер.

Не забудьте дополнить свой заказ этими реликтами ушедшей эпохи. Откусите половинку, закройте глаза, вспомните руки бабушки, первую учительницу, набитые каштанами карманы. Уроните в вечерний чай слезу умиления.
Не благодарите, это наша работа.

P.S. Подслушано нашим курьером.

В «Карамели» мама с тремя детьми покупает желатинки в форме мозгов.
Мама: — Вот мозги, это вам на всех.
Мальчики: — Ура, мозги!
Девочка: — А мне не нужны мозги, я хотела вишенку!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *