«Щас в столовке был. Таракан в борще…»

“Щас в столовке был.
Таракан в борще.
А могли не дать
Нифига вообще.”

Фольклор.

День 7 ноября — красный день календаря. Большая часть наших соотечественников ещё помнит, что это за годовщина. Мы не будем касаться политической стороны этого события. Это тема грязная и скользкая, как осенняя слякоть.

Мы — сегодня и всегда — про еду.

Но тема, как ни крути, историческая, поэтому начнём с истории.

Правящая верхушка царской России, “буржуи и дворяне”, предпочитала французскую кухню. (С тех пор, как мы видим, мало что изменилось :))

А у основания социальной пирамиды господствовали национальные кухни. В первую очередь русская, но применительно к нашей многострадальной многонациональной стране это были и русская, и литовская, и польская, и еврейская, и татарская кухни.

В XIX веке на заводах и фабриках работали без обеда. Пролетарий ел утром, перед работой, и вечером, после работы. На что, простите, перерыв? НА ОБЕД? Вы пришли сюда чтобы семью прокормить, или чтобы пожрать?!!

А рабочий день, между прочим, мог длиться и 12 часов, обычное дело.

Разумеется, в итоге такой подход подрывал здоровье простого трудяги. Но кого это волнует, когда за воротами целая толпа желающих занять его место.

Установление диктатуры пролетариата подразумевало, что этот самый пролетариат положено беречь. Так что восьмичасовой рабочий день, обязательный перерыв на обед, больничные, отпуск, в конце концов, —  социальные достижения советской власти.

И появление кухонь-фабрик в первой пятилетке, и тотальная автоматизация хлебопечения в 30-х годах — всё это делалось для того, чтобы рабочий в течение дня не страдал от голода, был сытым, здоровым и энергичным.

В стране бушевала индустриализация, счёт рабочих ртов шёл на десятки миллионов, и эти рты нужно было накормить. Для этого за границей массово закупалось новейшее кухонное оборудование и машинерия. Гигантские мясорубки, миксеры для котлетного фарша, ленточные и шнековые конвейеры, костедробилки, овощечистки и корнерезки, и жарочные шкафы электрических печей в то время, когда на коммунальных кухнях ещё господствовали керосинки и примусы.

Естественно, все эти механизмы нужно было запускать, настраивать и обслуживать. Сбои в процессе были недопустимы, поэтому на фабрики-кухни отправляли не поваров, а инженеров.

Вот они, истоки трагедии советского общепита.

То есть формально задача накормить миллионные массы трудящихся была выполнена.

Советская власть даже обеспечила своих граждан индивидуальными тарелками и столовыми приборами (до этого и в армии, и в тюрьмах, и в рабочих артелях была одна миска на 5-6 человек, а уж в деревнях и вовсе вся семья из общего котла щи хлебала).

Каждый работник получал свою порцию белков, жиров и углеводов. На выходе электрифицированной и механизированной кухни получался продукт, который можно было назвать едой лишь с определённой натяжкой. Скорее, это был горячий,  питательный, относительно сбалансированный…корм. Как это часто бывает, при организации сети общественного питания и разработке нормативов упустили простой, примитивный, обывательский момент.

ЕДА ДОЛЖНА БЫТЬ ВКУСНОЙ.

Вот повар семейного итальянского ресторанчика, а вот повар заводской или школьной столовой. Первый вложил в блюдо душу, он им гордится, он любит эту пасту болоньезе и хочет, чтобы гости заведения её тоже полюбили.

А когда к тебе с матерком и прибаутками движется толпа в замасленной спецовке, не всегда утруждающая себя мытьём рук, и тебе нужно набить ей брюхо строго регламентированным набором казённых продуктов — тут, знаете ли, душу не повкладываешь. Макароны по-флотски, не нравится — не ешь. Мне не доплачивают за то, чтобы они вам всем понравились.

С одной стороны — говядина, свинина, бекон, лук, морковь, сельдерей, томатная паста, мясной бульон, красное вино, сливки и паста альденте.

С другой — макаронные изделия с тушёнкой.

Найдите дюжину отличий.

И ещё одна характерная черта советских столовок, от момента их создания и до сих пор: все воруют. Sad but true. Этого советская власть тоже сразу не учла. Когда учла, появился ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности), но и он со временем тоже стал насквозь коррумпированным.

Вы же знаете, в оставшемся с советских времён жилом фонде кухни в квартирах часто маленькие и тесные. Но это ещё ничего, а вот в 20-30-е годы проектировали и строили экспериментальные дома без кухонь вообще. Наивные идеалисты наверху считали, что с появлением развитой сети общественного питания народу не придётся самому готовить. И правда, зачем, когда можно за сущие копейки прекрасно питаться в столовой. Появляется время на досуг, и женщину мы наконец-то освободим от “кухонного рабства”. Ребёнка в ясли, бельё в прачечную, мужа в столовку, а сама давай коммунизм строить.

И да, все накормлены, никто не умер. А кухонный персонал даже, можно сказать,откормлен.

А как же счастье, ребята? Оно ведь не только в труде, хочется чтобы и в тарелке тоже. А тут такая казённая проза.

Столовка. Произнесём это вслух. Вспомним, как это было. Стальная миска, алюминиевая ложка, гранёный стакан ( которому в этом году, между прочим, “стукнуло” ровно 75 лет! “Искусство принадлежит народу”, и стакан дизайна скульптора Веры Мухиной действительно стал народным).

Щи из капусты. Написано, что из свежей, но запах заставляет в этом усомниться.
Водянистое картофельное пюре. Масло сливочное покладено по нормам, не сумлевайтесь, а что щёки у кухарки на плечах лежат, так это она с детства к полноте склонна.
Шницель, назовём это “резиновое изделие №3”.
Яблочный компот с коржиком. Коржик со вкусом соды, а компот ничего, вкусный.
Хотите вкусно покушать — сходите в ресторан или закажите на menu.by. А столовка — она и есть столовка, чего от неё ожидать.
Это всё неправильно. Это совсем не так было задумано. Это стало нормой, хотя ничего нормального в этом нет.
Зайдите в столовку, вдохните эти ароматы, и вспомните девиз нашего блога.

Возьмите только компот.
Живите вкусно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *